Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: пол келлерман (список заголовков)
20:10 

Побег 0504

Тиха и спокойна глубина моего океана, и кто бы угадал, что она скрывает смешных чудовищ
make action GIFs like this at MakeaGif


Исходя из опыта Софии и Шибы, чтобы понравится Линкольну, нужно полежать в больнице. Интересно, а операция по удалению воспалившегося желчного пузыря считается?
Пол?! Пол! Он выбрался живым из грузовика с расстрельной командой Компании, стал конгрессменом, родил щекастую дочку от какой-то там Синди... И всё для того, чтобы быть убитым в собственном доме?! Что за горькая ирония, ведь ему и самому приходилось врываться в дома с оружием... А вот став бюрократом, Пол, похоже, потерял хватку... Позволил Ти-Бэгу наставить на себя свой же собственный пистолет. В какой-то момент мне казалось, это часть его хитрого плана (как в свое время отпустить Эл Джея), а может так оно и есть?
А муж Сары то удивил. Однако Сару тянет к темным гениям...
Майкл же не утратил своей способности к манипуляциям другими. Не смотря ни на что, убедил Абу Рамалля поверить ему, хотя и не надолго... Вы заметили, злодеи, с которыми Майкл вынужден сотрудничать, живут все меньше: Лечеро довольно скоро спекся, а Абу Рамалль и того быстрее!
Сид заставил меня испугаться за него по-настоящему. И я очень рада, что он все таки смог выбраться на волю вместе с Майлком.
Только вот не стоило Майклу говорить подельникам о сыне. Даже если он им бесконечно доверяет (что вряд ли), это слишком ценная информация. Вспомнить хотя бы Гретхен, и как она держала свою дочь в тайне.
А тем временем дуболомный Линк навел порядок в Йемене, прямо как тот лесник из анекдота моего детства про партизан, немцев, и избушку лесника! Революция у них, понимаешь ли? Линк встал за пулемет на колесиках, как Батько Махно, и поломал тамошним всю ихнюю революцию!
Ну и конечно же самый сильный момент эпизода — братские объятия!

@темы: Доминик Перселл, Линкольн Барроуз, Побег, Пол Адельштейн, Пол Келлерман

16:45 

Ночное дежурство

Тиха и спокойна глубина моего океана, и кто бы угадал, что она скрывает смешных чудовищ
- Название: Ночное дежурство
- Автор: Tarosya
- Фандом: Побег
- Дисклаймер: FOX.
- Категории: Humour + Parody
- Персонажи: Пол Келлерман, Линкольн Барроуз, Таня, оригинальные персонажи
- Рейтинг: PG-13
- Предупреждения: Все оригинальные персонажи - вымышлены (кроме Тани)
- Посвящение: manul в подарок на Рош А-Шана

- А теперь продолжим прерванный разговор… - Произнес Келлерман, закрыв за собой дверь. – Где все-таки пленка?
Его лицо с розовыми от загара щечками перестало быть добродушным. А глаза, только что такие искрение, стали холодными, как зимнее пасмурное небо.
Стало понятно, что у Пола самые серьезные намерения. Но приступить к их немедленному воплощению в жизнь ему помешал телефонный звонок.
Таня поднесла трубку к уху:
- Алло?
Звонила Ирэна, секретарша.
- Таня, что случилось?
- А что случилось?
- Я так поняла, твои друзья дважды сегодня навешали Хедеку?
- Разве что совсем немного. - Таня не смогла сдержать улыбку, вспоминая валяющегося на полу главврача.
- Хедек в бешенстве. – Шептала в телефон Ирэна. – Полицию вызывать не стал, но Ахмед позвал своих друзей. И теперь они караулят твоих друзей у обоих выходов.
- Ты знаешь, сколько их?
- Ахмед привел все свое арабское племя. Хедек запретил им заходить в больницу. Их не меньше двадцати человек.
- Спасибо, Ирочка!
- Если что, я тебе ничего не говорила.
Таня положила телефонную трубку. По выражению ее лица Линк понял, что что-то не так.
- Детка, что?
- По наши души пришли друзья Ахмеда. Их Хедек позвал. В больницу не заходят. Ждут нас у обоих выходов. И я не знаю, как мы теперь выйдем.
- Сколько их? – Спросил Келлерман.
- Не меньше двадцати.
- Вооружены? Чем?
- Скорее всего, вооружены. Может и огнестрельным. Мы тут слышим выстрелы иногда.
- Жаль, не взял я свою Беретту. – Сокрушенно посетовал Пол.
Упоминание оружия Пола заинтересовало Таню.
- У тебя Беретта? Какая модель?
- Элит.
- Пятнадцать патронов?
Пол кивнул.
- Ты, я смотрю, разбираешься?
- Немного. Беретта хорошая вещь. Но для меня тяжеловата. Я стреляю из Глока.
- Видела керамический?
- Где же я его увижу? Такие вещи не простых смертных.
Келлерман, с присушим ему профессиональным чутьем, заметил, как заблестели Танины глаза.
- Могу достать тебе в обмен на пленку.
Таня рассмеялась в ответ:
- Даже и не думай!
- Я просто предложил. – Пол невинно взмахнул длинными ресницами.
Линк подошел к Тане, обогнув стол, и по-хозяйски обнял ее за плечи.
- Ладно, стрелки, что будем делать?
- Я нас отсюда вытаскиваю, и ты отдаешь мне пленку. – Ответил ему Келлерман.
- Вытаскиваешь нас? Рассмешил! Я из Фокс Ривер сбежал, помнишь? Думаешь, из этой больницы не сбегу?
- Мы оба знаем, благодаря кому ты сбежал из Фокс Ривер. Вследствие этого я не думаю, что ты сможешь выйти из этой больницы без моей помощи. Не хватит твоей грубой силы, чтобы уложить двадцать человек.
- А твоей хватит? – Огрызнулся Линк. Келлерман оставил его выпад без ответа.
Почувствовав снова накаляющуюся атмосферу, Таня решила вмешаться.
- Нам совсем необязательно уходить из больницы сейчас. Можем пересидеть в «Далет». Не вечно же они будут нас караулить. Может кто-нибудь с вечерней смены вывезет нас на машине. Или еще что-нибудь придумаем… Мы же никуда не торопимся.
- Я - так точно, нет. – Келлерман улыбнулся почти доброжелательно.
Стащив из прачечной новую форменную рубаху для Линка, и взяв на кухне немного еды перекусить, Таня повела своих гостей в отделение «Далет».

За окном уже совсем стемнело. Таня, Линк и Пол сидели в облюбованной ранее Таней и Линком комнате с окнами на море.
Таня несколько раз спускалась в лобби и каждый раз через стеклянную дверь видела друзей Ахмеда прогуливающихся у входа.
Медбрат из отделения «Хей», самого близкого к служебному выходу, рассказал Тане, что видел, как Ахмед с друзьями проверяют выезжающие машины. Простить кого-то вывезти их, было бесполезно. Санитарка Нивин, арабка-мусульманка, посоветовала дождаться рассвета. На рассвете, по ее словам, Ахмед с друзьями должны уйти молиться.
Пол, лежа на больничной койке, медленно сходил с ума от безделья. Он уже отжался бессчетное количество раз. Пересмотрел все файлы, хранящиеся в «Палме». А теперь, глядя в белый потолок, вспоминал по памяти правила ведения боя в городской среде, на тот случай если придется пробиваться мимо банды Ахмеда с силой.
Таня и Линк полулежали на соседней кровати, и тихонечко перешептывались, держась за руки. Таня выводила тонким пальцем причудливые узоры на шершавой ладони Линка.
Пола эта сцена бесила, и он старался не смотреть в их сторону. Раздражение усугублялось сосущим под ложечкой чувством голода. Сосиски, прихваченные Таней на кухне, были съедены уже несколько часов назад.
- Где тут можно найти что-нибудь поесть? – Чувство голода одержало вверх.
- Кухня уже закрыта. – Таня зевнула. – Но может быть что-нибудь осталось в отделениях.
- Пойду поищу. – Келлерман одним движением вскочил с кровати. Он был рад занять себя хоть чем-нибудь. – Линк, раздевайся!
- Не понял!
- Рубаху снимай! Она мне нужна для маскировки.
Линк нехотя стянул с себя рабочую рубаху, не вставая с койки.
- Если спросят – говори, что ты новый врач на дежурстве. – Посоветовала Таня. – У нас как раз сейчас несколько новых врачей на испытательном сроке. Толком их никто не помнит.
Пол кивнул и вышел из комнаты.

Келлерман спустился по лестнице на один этаж и вошел в отделение. Санитары бегали туда-сюда, развозя пациентов в инвалидных колясках по палатам. Несколько больных все еще оставалось в лобби. Может никто не обратит внимания не незнакомого мужчину в шортах и рабочей рубахе?
Пол вошел на кухню. Огляделся. Сразу же за ним вошла полная кухарка.
- Вы что-то хотели?
- Да. Что-нибудь поесть.
- А вы кто?
- Новый доктор.
- Что-то я вас раньше не видела, доктор… - Кухарка вопросительно посмотрела на Пола.
- Доктор Кравеки. – Пол обезоруживающе улыбнулся, и взмахнул ресницами. – Первое дежурство. Проголодался от волнения.
- Извините, доктор Кравеки, но ничего не осталось. – Кухарка сокрушенно махнула руками. – Только шакшука. Но я бы не советовала вам ее кушать. – Кухарка заговорчески подмигнула. – Спуститесь в «Бэт-2».
Пол не хотел идти в «Бэт-2», там его сегодня уже видели. Но уж очень хотелось кушать. Кивнув кухарке, и сказав «Спасибо». Пол вышел из кухни и направился к лестнице.

В отделении «Бэт-2» Келлерман обратил внимание на девушку пышных форм сидящую на медсестринском посту. Он не видел ее днем, ее не было на утренней смене. Девушка подняла на него глаза, на секунду оторвав их от женского журнала, и тут же вернулась к своему чтиву.
- Извините, ви доктар? – Старушка, сидящая в инвалидном кресле у окна, схватила Келлермана за полу рабочей рубахи своем морщинистой лапкой.
- Да. Я новый доктор.
- Доктар! Я имею вам что-то сказать! – Старушка смотрела на Пола своими голубыми, выцветшими от старости глазами. – Доктар, я имею вам сказать большое спасибо!
- Будьте здоровы! – Келлерман пытался вырваться из лапок старушки, но она держалась за него так же крепко, как и за жизнь.
- Доктар! Ви мене дали вчера такое лекарство.… Так я хотела вам сказать «Спасибо!» Я после вашего лекарства первый раз за три дня так хорошо покакала. – Мало кому удавалось до сих пор повергнуть Пола в состояние недоумения, подобное этому. Келлерман растерянно посмотрел по сторонам, как бы ища помощи. Его взгляд наткнулся на медсестру, оторвавшую глаза от журнала, и пристально наблюдающую за Полом.
- Так я хочу вам сказать, доктар! - Тем временем старушка продолжала. – Чтоб ви били так здоровы, как я сегодня хорошо покакала.

Просканировав кухню на предмет съестных припасов, Келлерман обнаружил оладьи. Один сходу он запихнул целиком в рот. Оладий оказался вполне съедобным. Остальные Пол решил подогреть в микровейв. В холодильнике очень удачно обнаружились сметана и джем. Это, конечно, не ужин гурмана, каким Келлерман привык себя считать. Но во время боевых операций не выходит себя побаловать, и Пол к этому тоже привык.
Выложив на тарелку подогретые оладьи, сметану и джем, Келлерман уже собирался уйти с добычей, но влетевшая на кухню пышнотелая медсестра чуть не сбила его с ног.
- Доктор! Пойдемте скорее! Больной задыхается!
Поставив тарелку с добычей на стол, и прикрыв ее салфеточкой, Келлерман, не имея другого выбора, пошел за медсестрой.
Больной, сидевший на инвалидном кресле, бился в судорогах, пытаясь сделать вздох. Санитар, находившийся с ним в палате, испуганно лепетал:
- Я только на секундочку отошел, за чистым подгузником. Прихожу, а он вот такой.
Больной уже посинел, смотрел впереди себя глазами навыкате.
Келлермана учили в медицинской академии оказывать первую медицинскую помощь. Он точно не помнил, от чего человек может задыхаться, но велика вероятность, что больной просто подавился.
Пол наклонил больного вперед и с размаху хлопнул несколько раз по спине. Тот все еще не мог сделать вздох.
Келлерман увидел, как изо рта больного показалось что-то, чего там быть не должно. Мгновенным движением руки Пол извлек из глотки больного инородное тело, оказавшееся хлебной корочкой, под крики медсестры:
- Доктор, а перчатки?
Больной сделал слабый вздох.
- Вот ведь подлец! – Пролепетал санитар. – Спрятал, наверно, во время ужина, ломтик хлеба, а потом захотел съесть быстренько. И подавился.
- Где тут руки можно помыть?
Медсестра указала Келлерману на дверь туалета.
- Дайте больному кислород, и что там еще полагается…
- Доктор, может быть сакшен сделать?
- Да! Сделайте сакшен, и все что нужно. – Келлерман торопился быстрей уйти.
- Доктор, а в журнал запишите?
- Запиши сама. Я потом подпишу. – Пол зашел в туалет, закрыв за собой дверь.
- Доктор, там еще одному больному плохо! – Медсестра караулила Келлермана у дверей туалета, загородив выход своим широким фасадом. – Пойдемте, доктор! Это там, в палате дальше по коридору.
Келлерман пошел вслед за медсестрой. Та раскачивала мощными бедрами в такт ходьбе, желая обратить на себя внимание нового доктора.
Открывая дверь в палату, медсестра пропустила Пола вперед. Моргнув несколько раз, привыкая к темноте, он заметил, что комната не похожа на палату, и в ней никого нет.
Развернувшись назад, Келлерман наткнулся на мощный бюст медсестры, уже вошедшей вслед за ним, и успевшей закрыть дверь.
- Что это значит? Где больной?
- А зачем нам больной, доктор? – Медсестра попыталась обнять Пола, он сделал шаг назад.
- Доктор, вы были великолепны! Вы меня потрясли! Я прямо вся горю от желания познакомится с вами поближе!
Сделав несколько шагов назад, Келлерман наткнулся спиной на дверцу шкафа. Продолжавшая наступать медсестра, уперлась в его грудь своим горячим бюстом.
- Уберите с меня вашу грудь! Мне нечем дышать! – Прохрипел Пол, в горле пересохло.
- Я вам сейчас сделаю искусственное дыхание! – Медсестра попыталась поцеловать отворачивающегося Пола. Чтобы избежать сопротивления, она взяла его лицо в свои руки, впиваясь длинными ногтями в щеки Пола.
От жаркого поцелуя медсестры мозг Келлермана испытывал кислородное голодание, и отказывался искать выход из сложившейся ситуации. Можно было, конечно, вырубить сладострастную медсестру. Но ее очень быстро хватятся, а Полу было необходимо продержаться до рассвета незамеченным.
Сладострастная медсестра хоть и была блондинкой, но ее габариты в два раза превышали любимые Полом формы. К тому же он все еще ужасно хотел есть.
Наконец мозг Келлермана стимулируемый чувством голода, все же нашел решение. Пол аккуратно отстранил медсестру.
- Милая, мне надо сходить за одной штучкой!
- А это обязательно? – Капризно захныкала та, проводя пальцами-колбасками по широкой груди Пола, и опускаясь ниже по животу к ремню шорт.
- Обязательно! – Келлерман взял медсестру за полные ручки. - Мы ведь медработники, должны следить за здоровьем.
- Может, мы просто отрежем палец у резиновой перчатки? – Медсестра не хотела отпускать Пола из своих жарких объятий.
- Дорогая, всего пару минут. – Келлерман самозабвенно взмахнул ресницами, отстранил медсестру в сторону, освобождая себе путь на свободу, и вышел в коридор стремительными шагами.
Завернув по дороге на кухню, и прихватив тарелку с уже остывшими оладьями, Пол направился к лифту.
Медсестра, чье любвеобильное сердце подсказало ей, что ее возлюбленный-на-сегодня может сбежать, уже преследовала его, тяжело топая по коридору, с криком, будящим все отделение:
- Куда же ты, подлец, убегаешь?
Келлерман успел вскочить в кабину вовремя подъехавшего лифта, и послал медсестре воздушный поцелуй в щель меж закрывающихся дверей.

Вернувшись в «Далет», Келлерман не стал заходить в комнату Линка и Тани. Долетевшие до его уха приглушенные стоны подсказали Полу, что там ему будут совсем не рады.
Пустых палат в «Далет» было в избытке. И в одну из них Пол потащил свою добычу, аки хищник в логово.
Адреналин, разбушевавшийся, пока он уходил от погони, усугубил аппетит. И Пол, усевшись на койку, принялся уплетать оладьи за обе щеки, вымазывая пухлые губы в сметане.
- Кажется, Келлерман вернулся. Ты слышал? – Таня лежала, забравшись Линку под мышку, и гладила кончиками пальцев его широкую грудь.
- Лучше б он не возвращался! – Пробурчал Линк, и сгреб Таня в охапку, прижимая к себе крепче. – Что делать, ума не приложу? И Майкл, как назло, не отвечает…
- Т-с-с-с… - Таня приложила палец к его губам. – Слышишь?
Из коридора доносились звуки шагов. Там кто-то ходил.
- Слышу! – Линк вскочил с койки. – Полежи пока. А я пойду гляну, кто там.
Натянув белые форменные штаны, Линк выглянул из палаты.
Он ожидал увидеть в отделении Ахмеда с друзьями. Но вместо них по коридору кралась пышнотелая медсестра-блондинка.
Завидев Линка, она остановилась. Стала разглядывать его прищурившись. Этот, конечно не доктор, но тоже хорош.
- Привет! А ты кто? – Медсестра подошла поближе.
Из-за спины Линка выглянула Таня.
- Анжела, что тебе тут надо?
- Этот – твой?
- Мой! – Таня кивнула. - Иди, милый! – Таня пихнула Линка легонько в бок, вталкивая его обратно в палату. – А ты здесь что забыла?
- Доктора ищу. Больному плохо. – Медсестра облизнулась.
- Шла бы ты в свое отделение, Анжела!
- Ты меня не видела – я тебя тоже! – Медсестра подмигнула.
- Легкого дежурства! – Таня закрыла дверь. – Анжела положила глаз на Келлермана. – Задумчиво произнесла она, обращаясь к Линку. – Ходит, ищет его. Келлермана ожидает горячее дежурство. – Таня подмигнула.
Лицо Линка расплылось в злорадной улыбке.

- Ну куда же вы убежали, доктор?
Голос Анжелы заставил Келлермана поднять глаза от тарелки. Она стояла в дверном проеме, облокотившись на косяк, и потягивалась, как кошка.
- Кушать очень хотел. – Пол взмахнул ресницами, и наивно улыбнулся.
- У меня тоже аппетит! – Анжела провела языком по ярко накрашенным губам. – Такой аппетит!
Анжела плюхнулась на койку, рядом с Полом. Тарелка с последней оладьей подпрыгнула в его руках, и оладушек, описав дугу в воздухе, упал на покрывало кровати. Пол тоскливо вздохнул.
Пухлые пальцы Анжелы подобрали оладий, и понесли его к ее жадному рту. Но на полпути Анжела передумала, и сунула оладушек в рот Келлерману.
- Кушай, мой сладкий! Тебе понадобятся силы!
Пол пережевывал оладий. А Анжела выпирала ладонью его губы, жирные от сметаны.
- Что же ты так измазался? Совсем как маленький мальчик!
Руки Анжелы обхватили Пола за шею.
- Мы не имеем права… - Пролепетал Пол. – Мы же на дежурстве. Мы несем ответственность за жизнь больных. – Что там Сара говорила когда-то про клятву Гиппократа? – А если что-то случится?
- Ничего не случится!
Анжела повалила Келлермана на койку, навалившись на него своим богатым горячим телом. Ее пальцы уже пролезли под футболку Пола, и гладили его покрытый волосками живот.
- Убери, пожалуйста, с меня свою грудь! Она очень горячая! Мне нечем дышать! – Проговорил Пол сдавленным голосом. – А видишь этот синяк? – Пол показал на темное пятнышко слева от пупка. – Это твой щепок!
Анжела лишь плотоядно улыбалась в ответ. Ее шаловливые ручки уже стягивали с Келлермана шорты.
Внезапно на помощь Полу пришел обормот Лэнс.
- Милая, прости! – Он поймал своими ладонями ее пухлые ручки, убирая их в сторону. – Прости! Ничего не получится! Я не люблю женщин.
От неожиданности Анжела прекратила атаку. Растерянно захлопала ресницами, которые даже будучи накрашенными, не могли конкурировать с ресницами Пола.
- У меня есть любимый мужчина. Дэнни. – Продолжал Келлерман.
В глазах Анжелы блеснули слезы.
- Ты очень привлекательная! – Ласково проговорил Пол. Взял Анжелу за руку, погладил ладонь большим пальцем. – Если б мне нравились женщины, я бы в тебя влюбился. – Келлерману не хотелось обижать медсестру. Почему то вспомнилось, как его не единожды отвергала Керолайн.
Анжела обвела тоскливым разочарованным взглядом божественное тело Пола. Ее глаз зацепил внушительную выпуклость под его шортами. Она кокетливо подмигнула.
- А вот твой дружок ничего не имеет против женщин! – Её горячая пухлая ручка легла на привлекательную выпуклость Пола. – Я ему понравилась!
Келлерман дернулся.
- Тихо-тихо, мой сладкий доктор! Расслабься, и получай удовольствие! Я сама все сделаю. – Горячее дыхание Анжелы обжигало живот Пола. – Обещаю, после нашей ночи ты больше не захочешь мужчин.
Анжела приблизила лицо к паху Пола, пачкая его шорты своей яркой помадой.
Размеренный скрип металлического каркаса больничной кровати нарушал тишину пустого отделения. Таня и Линк, смущаясь страстных стонов и выкриков Анжелы, вышли на балкон. Их встретила прохладная мгла предрассветного часа. Ночное небо сливалось с темным морем, размывая горизонт.
Тяжело ступая, и на ходу застегивая больничный халат, по коридору в сторону лифта протопала Анжела.
Таня и Линк вернулись в отделение. Проходя мимо палаты Келлермана, они нашли агента сладко спящим на больничной койке. Пол, едва прикрытый простынкой, посапывал и причмокивал во сне, подложив ладонь под щечку.
- А может, нам смотаться, пока он спит? – Прошептал Линк.
Таня приложила палец к губам.
- Мы не можем уйти раньше рассвета. – Прошептала она Линку, когда они вышли в коридор. – Но нам нужно быть наготове.
Серый свет занимающегося утра пробивался через жалюзи, освещая палату.
На минарете мулла протяжно затянул свою тоскливую молитву, приглашая правоверных мусульман встретить новый день обращением к Аллаху.
- Пора! – Проговорила Таня, подхватив сумку. Линк уже успел переодеться в свою гражданскую одежду.
Но в этот момент пороге появился Келлерман, сонно потирая глаз кулаком. Костюм Пола, такой наглаженный и аккуратный утором, был теперь совсем измят, и перемазан помадой. Таня невольно улыбнулась.
- Который час? – Проговорил Пол охрипшим спросонья голосом.
- Рассвет. Нам пора.
- Поехали за пленкой! – Пол зевнул.
- Тебе все еще нужна пленка, Келлерман? Зачем? – Линк усмехнулся. – Оставайся здесь! Со своей новой подружкой! Плюнь ты на Керолайн, и на эту пленку!
- Поговори еще у меня! – Пол показал Линку могучий кулак.
- Снова начинаете? – Таня легонько стукнула Пола ладошкой по кулаку. – Поехали!
Линк потер рукой бритую голову.
- Пошли, что ли?
Линк, сев за руль Таниной машины, вывел ее со стоянки. В больничном дворике было пусто. Их арабские тюремщики оставили свой пост, и ушли в мечеть.
Машина, не встретив препятствий, свободно выехала на улицу, увозя Келлермана, Линка и Таню из больницы…

Октябрь-Ноябрь 2008

@темы: Линкольн Барроуз, Побег, Пол Келлерман, Фанфикшен

16:19 

Больничные будни

Тиха и спокойна глубина моего океана, и кто бы угадал, что она скрывает смешных чудовищ
- Название: Больничные будни
- Автор: Tarosya
- Фандом: Побег
- Дисклаймер: FOX
- Категории: Humour + Parody
- Персонажи и пейринги: Пол Келлерман, Линкольн Барроуз, оригинальные первонажи, упоминание RPF: Пол Адельштейн
- Рейтинг: PG
- Предупреждения: Все оригинальные персонажи - вымышлены. Кроме Тани и Сары Адельштейн. Пациентка с таким именем действительно госпитализированна в гериатрическом центре, где я работала. Долгих ей лет жизни.
В фике использованна идея принадлежащая manul о знакомстве Пола Келлермана и Пола Адельштейна.
- Статус: законченно
- Посвящение: manul

- Алло!
- Детка, это я! – В трубке запыхавшийся хриплый голос Линка.
- Привет, милый! Что-то ты сегодня припозднился…
- Не спрашивай, маленькая! Я в такую историю попал…
- Не пугай меня! Что случилось?
- Меня нашел один человек из Америки. Очень нехороший человек. Не знаю, как он меня выследил…
- Где ты, родной? Приезжай домой!
- А вдруг он выследит, где мы живем? Он может!
- Ты помнишь, как ехать ко мне работу? Давай туда. Там пересидишь.
Когда Линк подъехал, Таня уже ждала его у входа. Ночной охранник открыл им боковую дверь. Сестра—хозяйка очень удачно еще не уехала домой. Она открыла отделение «Далет», в котором уже год шел ремонт. Все палаты стоят пустые: выбирай любую. Кроме того сестра-хозяйка - добрая душа принесла из прачечной чистое постельное белье и полотенца.
Линк выбрал комнату в конце коридора. Из окон было видно море.
- Как в гостинице!
- Переночуешь здесь, а утром замаскируем тебя под санитара.
- А ты не уйдешь?
- Куда же от тебя уйду? Останусь…
В палате было две кровати.
- А можно кровати сдвинуть? – Линк подмигнул и облизал губы.
- Не получится.… Это же больничные кровати с железными бортами.
- Ну ладно. На нарах было теснее. Иди ко мне, детка.
Линк сгреб Таню одной рукой в охапку, притянул к себе, и они вместе рухнули на кровать.
Прохладный ветерок, пахнущий морем, влетал в комнату через распахнутое окно, неся прохладу разгоряченным страстью телам.

Линк стоял посреди комнаты в белых штанах от формы санитара. Штаны были ему коротки, выше щиколотки. Форменная рубаха была тесна в подмышках, и не застегивалась. Линк сумел застегнуть ее только на одну кнопку.
- Как я выгляжу? – Пошутил Линк.
А выглядел Линк так, будто тикает не от нехорошего человека из Америки, а от долгов.
- Другой формы не было. Только эта. – Таня потянула штаны вниз. – Давай немного спустим штаны. Они будут казаться длиннее. И постарайся не делать резких движений, а то рубаха порвется.
Форму Тане одолжила медсестра Анна, взяв ее у одного из санитаров в своем отделении. В обмен на форму Анна потребовала, чтобы Линк в ее отделении помогал.
- Ты только не нагружай его сильно! – Попросила Таня.

- Помогите! Помогите!
Линк зашел в палату, из которой доносился скрипучий старческий голос.
Старушка сидела в инвалидном кресле, одной рукой держась за кровать.
- Сынок, подай мне яд*!
(«Яд» на иврите «рука»).
- Зачем вам яд, бабушка? Не нужно. Вас лечат. За вами ухаживают. Все будет хорошо! Не нужен вам яд! Не думайте об этом!
- А ну, гад, дай яд мне быстро!
Линк вылетел из палаты.
- Доктор! Доктор! Там старушка в палате пытается наложить на себя руки!
Доктор послал медсестру проверить, в чем дело.
Та через несколько минут вернулась, толкая перед собой инвалидное кресло с больной.
- Что случилось?
- Тамара хотела перелезть с кресла на кровать. Хотела лечь. Говорит, плохо себя чувствует. Кашель.
- Кашель…Кашель… Кашель… - Доктор задумался на несколько секунд. – Пропишем слабительное.
- Доктор, а поможет против кашля?
- Конечно! Выпьет две таблеточки, и будет бояться кашлянуть!

- Всем врачам и около медицинским работникам немедленно собраться в отделении «Хей» на обход с главврачом доктором Хедеком! – Секретарь объявила по громкой связи голосом «от советского информбюро».
Врачи и остальной персонал стекались бурным потоком в отделение «Хей». А оттуда стройными рядами переходили из одного отделение в другое, сопровождая главврача, как свита короля.
В отделении «Бэт-2» произошла заминка. Обнаружилась пациентка, состояние которой стремительно улучшалось. Причем настолько, что больничная касса вполне уже могла дать распоряжение выписать больную.
- Как вы больных лечите!? – Доктор Хедек уже бушевал. Европейская сдержанность была ему не свойственна. – Больных нужно лечить хорошо, но не до конца! Иначе они выписываются, и я теряю деньги! Нельзя допустить выписки больных! Таня?! Где Таня?
- Я тут. – Таня стояла прямо напротив него.
- Ты отправила документы в Минздрав на субсидирование?
- Нет еще… – Беспомощно пролепетала Таня, глядя на доктора, как кролик на удава.
- Почему? Почему до сих пор не отправила! Ты совсем не работаешь! Бестолочь! Если не будет субсидии, я потеряю больную! Я потеряю деньги! – Доктор орал так, что от его крика дрожали огромные окна-витрины. Весь персонал стоял не шелохнувшись, вжав голову в плечи. И каждый думал про себя, как хорошо, что именно его пронесло сегодня от барского гнева.
- А ну прекратил орать! Хлебло забил!
Все стали испуганно оглядываться друг на друга, пытаясь сообразить, кто мог такое произнести.
Линк широкими шагами приближался к доктору Хедеку.
- Не смей на нее кричать! Пасть порву!
Доктор Хедек попытался взять Линка криком на понт:
- Ты кто такой?! Ты знаешь, с кем разговариваешь?! Я – доктор Хедек! Главврач!
- Тебе сейчас самому доктор понадобится!
Линк схватил доктора за ворот рубахи. Стал трясти, оторвав от пола.
Весь лоск моментально слетел с доктора, и он превратился из уверенного в себе мужчины, очень хорошо выглядящего на свои годы, в испуганного старикашку.
Таня подскочила к Линку, стала хватать его за руки:
- Линк, миленький, не надо! Все хорошо…
Голос дрожал от волнения, а в глазах отражался испуг.
- Ты посмотри, что ты с ней сделал, сволочь! Убью!
Линк продолжал трясти доктора, и его голова болталась, как на шарнире.
От резких движений форменная рубаха Линка разорвалась на спине по всей длине. Рвущаяся ткань издала протяжный треск.
- Линк, перестань! Не надо! Он больше не будет!
- Я больше не буду! – Промямлил доктор. Удивительно, куда делась вся его спесь?
- Еще раз, – Линк развернул доктора лицом к Тане, - на нее крикнешь – порву!
- Таня… прости… ты же знаешь… я… тебя… люблю… я… тебя… ценю… ты… хорошо… работаешь… я… не хотел… тебя… обидеть… ты… же… меня… знаешь… я… часто… кричу… но… это… не серьезно…
- Отпустить? – Линк посмотрел на Таню.
- Пусти его, родной. Хватит.
Линк разжал могучие кулаки. Доктор Хедек повалился на стойку медсестринского поста. Но не удержался, и рухнул на пол.
Врачи и весь персонал наблюдали за происходящим в состоянии шока. На их глазах диктатор упал со своего пьедестала.
Первой пришла в себя в себя доктор Ребекка.
- Это что за хулиганство?! Я сейчас полицию вызову!
Она достала из кармана мобильник, открыла, приготовившись набрать номер.
Таня, увидев это, сделала к ней несколько стремительных шагов, и быстрым движением руки захлопнула мобильник Ребекки.
- Позвонишь в полицию – я позвоню в Минздрав. У них бумаги не хватит записывать все, что я имею им рассказать.
Ребекка удивилась, но позиции сдавать не собиралась:
- Не посмеешь!
- Хочешь, проверим?
Ребекка вертела в руках мобильник, растерянно глядя на своего повергнутого идола, пытающегося подняться с пола.
- Он не знает о твоем разговоре с доктором Бернардом. А я знаю.– Таня улыбнулась тепло и по-доброму. И от этого Ребекка еще больше растерялась. – Из нашего, пардон, туалета очень хорошо слышно все, что говорят в твоей комнате. Особенно, если ты немного повысишь голос. Так что, я много чего знаю.… Хочешь, чтобы и он узнал? – Таня кивнула головой в сторону доктора на полу. Теперь Ребекка была так же испугана, как и Таня всего несколько минут назад. – Не хочешь? Тогда никакой полиции. – Ребекка кивнула. - Линк?
Линк нависал над побежденным доктором громадой своего тела, размышляя, не стукнуть ли его еще раз. Конечно, лежачего не бьют. Но так хотелось!

Келлерман, по случаю бешенной израильской жары одетый в шорты и футболку, блукал в лабиринтах Яффо. Но наконец-то он с трудом нашел нужную улицу, и вышел к зданию, которое искал.
Мимо него трудно пройти. Построено в старом восточном стиле, выкрашено в яркий персиковый цвет. Вывеска гласила, что данное здание занимает гериатрический центр.
Название какое-то знакомое. Память Пола не подводила никогда.
Келлерман достал из кармана шорт палм, набрал название гериатрического центра, чтобы проверить догадку. Палм, хранивший информацию, которую Келлерман был не в состоянии держать в голове, выдал ответ. Ответ Пола удивил. Он озадаченно смотрел на экран. Перепроверил еще раз. Палм выдал тот же ответ.
Ну что ж, теперь у Келлермана был план, как действовать дальше. Он уверенно направился к входу в здание.
- Эй, господин! Куда это вы!?
За Полом бежал низкий тощий араб в потертых джинсах и футболке цвета фуксии.
- А в чем дело?
- Я – Ахмед, охранник. Я вас раньше не видел. Вы к кому пришли?
- Я приехал из-за границы навестить родственницу.
- А как ее зовут? В каком она отделении?
- Слушай, Ахмед, я же тебя не спрашиваю, что ты делал возле той белой «Субару», которая только что отъехала. И не спрашиваю, что в том меленьком пакетике, который передал тебе водитель.
Смуглое лицо Ахмеда побледнело от страха.
У Келлермана мелькнула мысль, что не нужно ссориться с местным населением. Он улыбнулся Ахмеду своей располагающей улыбкой, и подмигнул:
- Ладно, брат, я тебе не выдам. Я сам посещал занятия анонимных наркоманов.
- Я тоже ходил на занятия, брат. Но ты же знаешь, как легко сорваться.
- Конечно, знаю. – Келлерман снова улыбнулся.
- А как тебя зовут?
- Лэнс. – Келлерман ответил машинально, даже не успев подумать. Наркоман Лэнс жил внутри его личности какой-то своей отдельной жизнью.
- Очень приятно, Лэнс. Пойдем, я тебя провожу.
Они вместе подошли к стойке ресепшина.
- Ирэна, это господин Лэнс. Он приехал из-за границы навестить родственницу.
Вот черт! И вылез же этот Лэнс откуда-то?! Теперь Келлерман не сможет представиться Полом Адельштейном, своим двойником-актером, чья дальняя родственница, Сара Адельштейн, госпитализирована в этом гериатрическом центре.
- Сара Адельштейн. Вообще-то она родственница одного моего близкого друга. Я в командировке в Израиле, и пообещал, что навещу ее.
- Я лучше позову социального работника.
- Таня, социальный работник, тебе ожидает посетитель на ресепшине! – Крикнула секретарша в микрофон громкой связи.

Таня подошла к ожидавшему ее посетителю. Одетый в шорты и футболку, он все равно выглядел не по-израильски. Уж очень аккуратно и наглажено. Сразу видно, интурист. Кожа, непривычная к сильному солнцу, раскраснелась от загара. И от этого казалось, что на щеках румянец смущения.
- Шалом! Меня зовут Таня. Я социальный работник. Вы хотели меня видеть?
- Здравствуйте, меня зовут Лэнс. Я бы хотел видеть Сару… Адельштейн.
- Вы родственник?
- Нет. Но я близко знаком с мистером Полом Адельштейном, и пообещал ему навестить Сару.
- Вы, конечно, сможете навестить Сару, но информацию о состоянии здоровья больных мы даем только близким родственникам. Пойдемте, я вас провожу.
Благодаря Саре Адельштейн, Келлерман попал на территорию больницы. Остальное было делом техники. Пол уже давно вычислил адрес места работы девушки Линкольна. Знал он и адрес, по которому жил Линк. После того, как он потерял того у Алмазной Биржи, именно к дому Линка Келлерман и поехал. Он прождал его напрасно всю ночь и все утро. И увидев, что Линк не появляется, решил проверить вариант с работой его девушки. Может та, что едет с ним сейчас в лифте, она и есть.

В отделении Пол немного растерялся. Он много чего повидал за свою жизнь. И много чего пережил. Но такая концентрация старости, болезни и горя поразила даже его воображение. Так вот как старятся и умирают обычные люди! На своей работе Келлерман не ожидал, что состарится, и о старости не думал.
Таня подвела Келлермана к Саре. Та сидела на своем инвалидном кресле у окна. Повернула неестественно голову вверх и смотрела в потолок.
- Ей удобно так сидеть? – зачем то спросил Пол.
- Думаю, что нет. Но это спазм мышц от ее болезни.
- Сара? – Пол пытался поймать ее взгляд, но он продолжать медленно блуждать по потолку. Сара шамкала своим беззубым ртом.
- Она пытается что-то сказать?
- Нет, Лэнс. Это непроизвольные движения.
В лобби вырулил Линк, неся на вытянутых руках поднос с больничной едой.
- Вот черт! – Воскликнул он, увидев Келлермана. Швырнул ему под ноги поднос, и ринулся по коридору.
Келлерман поскользнулся на ошметках еды, но удержал равновесие и не упал. Рванул по коридору за Линком. Ему преградил путь санитар, выкативший инвалидное кресло с больным из палаты в коридор. Пол одним махом перемахнул через преграду поверх головы старичка. Санитар схватился за сердце.
Таня побежала по коридору за Линком и Келлерманом. Судя по шуму, доносившемуся из подсобки, они там уже дрались.
Так и есть! Инвентарь, хранившийся в подсобке, разбросан по полу. Линк тоже на полу. Келлерман душит его шлангом от системы внутривенного вливания.
- Где пленка? Ты мне скажешь, где чертова пленка?
Линк нащупал рукой ручку судна. Ударил Пола судном по лбу. Тот ослабил хватку. Линк сумел вывернуться, оттолкнув Келлермана от себя. Схватил пакет с подгузниками, швырнул в Пола. Пакет объемный, но не тяжелый. Он не больно ударил Келлермана. Пол огляделся вокруг, чем бы швырнуть в Линка. Запустил в него клизмой. Линк отбивался от «гранаты» с криками «Фу!».
Пока Линк был в замешательстве от клизмы, Келлерман решил его добить пакетом подгузником.
На помощь пришла Таня, шлепнувшая Келлермана по рукам катетером, подобранным на полу. Келлерман ухватился за катетер, и вырвал его из танинных рук. Таня не растерялась, подобрала с пола другой катетер.
- Ну что? Будем фехтоваться на катетерах?
Линк разобравшись с клизмой, схватил снова главное оружие – судно, и наступал с ним на Келлермана.
- А ну прекратить немедленно! Сколько вам лет?!
Линк и Пол набычившись смотрели друг на друга, тяжело дыша от драки.
- Пленку верни, уголовщина!
- Канай отсюда! Достал уже!
В подсобку прибежав на шум, влетела медсестра Анна, а за ней сбежавшиеся поглазеть на происходящее все санитары отделения.
- Люди добрые! Это что же такое делается!? Вы же всю подсобку разнесли!
- Ты посмотри, что они наделали! А нам теперь убирать! – Переговаривались между собой санитары.
- Мы сами все уберем! – Пыталась разрядить ситуацию Таня.
- Уйдите с глаз! – Анна махнула рукой на дверь. Таня не хотела злить Анну, и почла за благо убраться из ее отделения, уводя драчунов с собой.
Таня тащила Линка за руку, подталкивая Келлермана впереди себя.
- Пойдем ко мне в кабинет, и там поговорим цивилизованно!

- Так! Линк, сядь за тот стол в углу! – Таня закрыла дверь кабинета. – А ты, Лэнс, сядь за этот стол.
- Не Лэнс его зовут! Келлерман он! – Выкрикнул Линк.
- Ну что ж, очень приятно, Келлерман! А врать то было зачем?
- Можно просто Пол.
- Очень приятно, Пол. – Вздохнула Таня.
- Линк, мы же договорились. Где пленка? Лучше отдай по-хорошему. Я от тебя не отстану. Тебе от меня не спрятаться. Я тебя каждый раз нахожу. Это даже становится неинтересным.
Келлерман жалел, что не взял с собой пистолет. Но оружие невозможно было спрятать в его израильском маскировочном костюме. При необходимости Пол мог убить голыми руками, или, по крайней мере, сильно изувечить. Но оружие действовало на людей удивительным образом.
С другой стороны, Келлерман, а точнее Денни, уже убил Лису. Келлерман угрожал Эл Джею, но Линка так и не достал. Этот Линк простой, как веник, но с ним все выходит так запутанно. Тут нужна другая стратегия.
- Эта пленка – моя страховка! – Кричал Линк в ответ Полу.
- Линк, где ты выучился таким умным словам?
Линк вскочил со стола.
- Линк… - Тихо произнесла Таня, и тот опустился на стул. – А ты не дразни его! – Таня повернулась к Келлерману. – Позвольте мне спросить, что за пленка?
- У Линка находится пленка с разговором, компрометирующем женщину, которая мне небезразлична.
- Какая она женщина!? – взревел Линк. – Сука! Змея подколодная! Я из-за нее три года Фокс Ривер топтал! Мне мокрую губку на темечко положили!
- Линк, ну что ты будешь сейчас с этой пленкой делать? – Келлерман говорил с Линком таким тоном, будто разговаривал с дитём неразумным.
- По радио в эфир пущу!
- Глупо!
- Зато ты у нас очень умный! Тебе-то зачем пленка? Ты думаешь, что ты своей стерве эту пленку привезешь, так она тебя полюбит? Она тебе сердце мотает, а ты носишься по ее указке по всему миру, как верный пес!
Таня ожидала, что Келлерман сейчас вспылит, как и Линк, но Пол сохранял спокойствие, и только розовые от загара щеки казалось стали еще ярче.
- Линк, я тебе говорил – повторю еще раз: тебе не понять сложных отношений.
- Если бы ты сам понимал, она бы не разбила тебе сердце!
- А ну прекратите оба! – Таня снова принялась успокаивать бранящихся Линка с Келлерманом. – Линк, не обижай его! Некрасиво смеяться над чувствами других людей! – Келлерман хихикнул, глядя, как Таня отчитывает Линка. – Ты тоже хорош! Не подначивай его!
- Послушай, мне нужна это пленка! Она мне нужна больше, чем Линку. Я хочу защитить от неприятностей женщину, которую люблю. – Келлерман хорошо разбирающийся в людях, рассчитывал, что самым правильным ходом будет надавить Тане на жалость. А она уж уговорит Линка отдать запись. Он изобразил на лице грустный взгляд и растерянно захлопал ресницами.
- Ничего я тебе не отдам, гад лицемерный! Думаешь, я забыл, что это ты меня в тюрьму засадил?!
- Так Это Ты Засадил Линка в Тюрьму?! – Глаза Тани налились злостью. На щеках выступил румянец. – Ах Ты, Пакостник!
Таня вскочила со стула, подхватила со стола стопку личных дел в папках, и принялась лупить ими Келлермана. Пол схватил Таню за обе руки, легонько сжал своими железными руками. Таня выпустила папки. Они шлепнулись Келлерману на ногу.
- Черт!
- А ну пусти ее! – Заорал Линк, и швырнул в Келлермана дыроколом. Дырокол был потяжелее подгузников, но цели не достиг. Пролетел у Пола над ухом, и глухо ударился о стену.
Кто-то тарабанил в дверь комнаты. Видимо стучали и раньше. Но из-за бедлама никто не слышал стука.
Таня приоткрыла дверь. На пороге стоял доктор Хедек. Он первый раз сам зашел к ней в комнату. Обычно он вызывал ее к себе в кабинет.
- Шалом, доктор!
- Таня, я пришел тебе сказать, что после сегодняшнего случая я не уверен, что ты сможешь продолжать свою работу здесь. Я еще не решил, что мне с тобой делать.
Хорошо же Линк все-таки стукнул доктора. Он, на удивление, не кричал, говорил спокойно и вежливо. Хотя и собирался уволить.
- Доктор, вы меня извините, у меня беседами с родственниками. – Таня не давала доктору Хедеку зайти в комнату, заслоняя дверной проем.
- Правда? А какого больного?
- Сары Адельштейн.
- Так она же одинокая!
- Вот нашелся дальний родственник из Америки.
- А ты документы у него проверяла? – Доктор Хедек начал снова выходить из себя. – Может он не родственник, а аферист? Почему ты такая бестолковая, Таня? Что ты ему уже успела рассказать?
- Доктор, простите, можно мы закончим разговор? – Келлерман подошел к полураскрытой двери.
- Я – доктор Хедек! Главврач! Сомневаюсь, что вы вообще можете иметь тут какие-то разговоры!
- Послушайте, доктор Хайдак…
(«Хайдак» на иврите «Микроб»).
- Как ты меня назвал?! А ну вон из моей больницы! – Доктор Хедек замахал руками перед лицом Келлермана. Пол схватил его за кисть, выломав пальцы приемом Куина.
- А-а-а-а! – Заорал от боли доктор, прижимая раненую руку к груди.
- Раз вы доктор, то знаете, что делать с рукой.
- Чтоб тебя!
Келлерман легонько стукнул доктора в солнечное сплетение. Доктор, отпустив больную руку, и схватившись за живот, повалился на пол.
- Теперь меня точно уволят… - Пролепетала Таня.
- И еще, доктор, - Келлерман говорил на удивление мягко с избитым им человеком, - если ты вот ее уволишь, - Келлерман указал на Таню, - я приду к тебе еще раз, и мы поговорим по-мужски. Понял?
Пол принялся выталкивать валяющегося на пороге доктора в коридор носком кроссовка.
- А теперь продолжим прерванный разговор… - Келлерман вернулся в комнату, закрыв за собой дверь. – Где все-таки пленка?

Сентябрь 2008

@темы: Фанфикшен, Пол Келлерман, Побег, Линкольн Барроуз

15:58 

Израильская свадьба агента Келлермана

Тиха и спокойна глубина моего океана, и кто бы угадал, что она скрывает смешных чудовищ
- Название: Израильская свадьба агента Келлермана
- Автор: Tarosya
- Фандом: Побег
- Дисклаймер: FOX
- Категории: Humour + Parody
- Персонажи: Пол Келлерман, Линкольн Барроуз, оригинальные персонажи
- Рейтинг: PG
- Предупреждения: Все оригинальные персонажи - вымышлены. Сходство с реальными людьми или событиями - случайно.
- Статус: законченно
- Содержание: Пол Келлерман отправился в Израиль на поиски Линкольна Барроуза с целью найти пленку с записью разговора Керолайн с почившим в бозе Стэдмэном. Несмотря на все случившееся, Пол все еще стремится защищать Керолайн от неприятностей.
- Посвящение: manul в благодарность за идею, и вообще за дружбу.

В районе Алмазной Биржи ситуация с парковкой была крайне напряженная. Келлерман несколько раз объехал вокруг нужного ему квартала, но безрезультатно. Решил отъехать немного подальше. А вдруг повезет? И действительно. Он увидел съезд на подземную стоянку, и повернул туда.
Вахтер на входе что-то спросил. Полу показалось что-то вроде: «Вы гость?» Келлерман изучал восточные языки, арабский и иврит. Но многие местные жители говорили так быстро, проглатывая при этом половинки слов, что он частенько не все понимал.
Пол кивнул вахтеру. Тот задал еще один вопрос. Попросил что-то показать. Может талончик на парковку. Пол раздраженно спросил:
- Ма од? [1]
Вахтер нехотя поднял шлагбаум, пропуская машину на стоянку.
Пол вышел со стоянки на улицу. От яркого солнца не спасали даже темные очки.
Стоянка находилась под зданием, не то ресторан, не то гостиница. Вход парадно украшен, ковровая дорожка, цветы в высоких вазах. Видимо, тут намечалось торжество.
Краем глаза Пол заметил парня в парадном костюме сбегающего по ступенькам. Парень направился прямо к нему.
- Ахи[2]! Послушай, ахи!
Парень бесцеремонно хватал Келлермана за рукава пиджака. Вообще беспардонность местных жителей вызывала у Пола острое раздражение. Но связываться с аборигеном он не хотел. Он здесь по делу.
А парень в парадном пиджаке не отставал:
- Ахи, послушай, я сегодня женюсь! Я женюсь, ахи! Пойдем со мной, ахи! Я тебя приглашаю на мою свадьбу.
Келлерман сообразил, что зря рассердился на парнишку, он просто сумасшедший.
- Ахи, мы подписываем Ктубу[3], но у нас нет миньяна[4]! Мои друзья обкурились, и раввин их выгнал. Пойдем, ахи, будешь десятым! Если не подпишем Ктубу, я не смогу жениться. Сарит меня убьет. Она решит, что я специально все подстроил, чтобы не жениться на ней. Ее братья меня зарежут!
Парнишка вцепился в руку Келлермана.
- Пойдем же, ахи! Подпишем Ктубу, потом будем гулять на моей свадьбе. У меня такой стол – ты ни на одной свадьбе такой стол не видел. Все кошерное. Самый лучший кошерный стол!
При слове «стол» желудок Келлермана тоскливо крякнул. Его позиции давали слабину, в броне образовалась брешь. Он посмотрел на часы. По его расчетам время у него еще было.
- А это надолго?
- У тебя акцент! Ты откуда, ахи? Из Америки?
Пол нехотя кивнул.
- Пойдем, мой американский брат!
Келлерман сдал позиции окончательно. Жених потащил Пола по лестнице внутрь здания, которое оказалось Залом Торжеств.
Жених провел Келлермана в небольшую комнату. Там сидели раввины и гости в костюмах. Пол первый раз видел в Израиле мужчин в костюмах. Надо сказать, что он в своем костюме, который одел утром «на работу» выглядел наряднее многих гостей.
- Это мой американский брат! – Объявил жених. – Он специально приехал из Америки на мою свадьбу.
Гости закивали, стали наперебой здороваться, спрашивать, как дела, перебивая друг друга.
- …. Не хватает! – Сказала кто-то.
Жених вылетел из комнаты пулей, и через минуту вернулся, держа в руке белую атласную ермолку с золотой каемочкой. Он водрузил головной убор на макушку Келлермана.
- Ахи, тебе идет кипа[5]! Ты должен вернуться в лоно религии и все время носить кипу.
Келлерман поморщился.
Вмешался раввин:
- Давайте начнем! Мне сегодня нужно успеть поженить еще четыре пары!
Он начал читать молитву, а эхо голосов вторило ему.
Пол ничего не понимал, но сообразил, что можно сидеть молча, и только произносить «Амэн!» вместе со всеми.
Наконец молитва закончилась. Жених и свидетели подписали Ктубу.
- А теперь можно жениться!
Гости повскакивали с мест, загомонили, зашумели, пытаясь все одновременно выйти в дверь.
- Пойдем, ахи! Ты сделал богоугодное дело! Ты спас мою свадьбу! Ты сегодня будешь стоять со мной под хупой[6]! Ты мой почетный гость! Я дам тебе испить из освещенного свадебного кубка! И тогда Кадош Ба-Рухо[7] благословит тебе скорой женитьбой! И ты создашь семью по законам Израиля и Моисея!
Келлермана одолевало острое желание застрелить жениха. В конце концов, имеет он право хоть однажды убить кого-нибудь для души?
- Только, брат, послушай моего совета, женись на восточной девушке. Если хочешь хорошую марокканскую невесту из приличного дома – я знаю отличную сваху!
Жених вывел Пола в зал, где на возвышении стоял свадебный шатер. К нему вела ковровая дорожка, вокруг были расставлены стулья. Некоторые были уже заняты гостями.
Жених втолкал Пола под хупу. Места было мало, и там толпились уже раввины и родственники жениха. А сам жених куда-то убежал.
Пол огляделся. В шатре стоял маленький столик, на нем серебряный кубок, видимо тот самый «освященный свадебный», и бутылка вина. На полу лежал металлический предмет, небольшой, цилиндрической формы. Келлерман попытался поднять его. Очень похож на взрывчатку. Пол много читал о терактах в Израиле.
Раввин замахал на Пола руками, стал ругаться на него злым шепотом. Келлерман опустил предмет на пол. Тем более, что это оказался стакан, обернутый зачем-то фольгой.
Погас свет, прожектор осветил дорожку. Тамада объявил в микрофон:
- Поприветствуем семью Абутбуль! Моше и Кохава! И их сын, наш жених, Ицик!
Гости зааплодировали.
При входе в шатер возникла заминка. Родители вместе с сыном-женихом пытались войти одновременно.
Под хупой стало еще теснее.
Внезапно в кармане парадного костюма жениха зазвонил сотовый.
- Алло!.. Ахи… Где ты, ахи?.. Едешь?.. Ты должен съехать с трассы Айялон на перекрестке железнодорожного вокзала…
Ицик приподнял задний полог хупы, и выскочил наружу, продолжая говорить по мобильному. Папаша и мамаша Абутбуль ринулись за ним.
- А теперь поприветствуем семью Бухбут! – Кричал в микрофон тамада. – Рахамим и Симха! И их дочь, наша красавица невеста, Сарит!
Трио семьи Бухбут остановилось на полпути к шатру. По рядам гостей прошел нетерпеливый шепот.
Под хупой начал нервничать раввин:
- Где хатан[8]? Где хатан?
Друг Ицика, моргая обкуренными глазами и блаженно улыбаясь, показал на Келлермана:
- Да вот же он!
Раввин принялся выталкивать Келлермана из шатра:
- Ты должен подойти к невесте, опустить ей на лицо фату, и потом вместе с ней зайти под хупу.
Пол, очень удивленный местными обычаями, вышел из шатра и направился к невесте.
Восточная невеста Сарит, с оливковой кожей и миндалевидными глазами, была затянута в корсет-стреплесс свадебного платья, поверх которого фляками вываливались телеса. Имея темные от природы волосы, она пыталась перекраситься в блондинку. И теперь ее волосы были искренне желтыми. Они были уложены в высокую прическу, которой позавидовала бы Вавилонская башня.
Келлерман подошел к Сарит, и как было велено, стал опускать ей на лицо вуаль фаты.
Сарит моргала на Келлермана своими миндалевидными глазами. А гости заволновались как море, зашумели. Некоторые повскакивали с мест.
На ковровой дорожке как из-под земли вырос жених Ицик.
- Что же ты делаешь, ахи?! Я же тебя позвал на свадьбу как брата, а ты захотел жениться на моей Сарит?!
Ицик, отягощенный своим горячим восточным темпераментом, замахнулся на Келлермана. Не тут-то было! Келлерман перехватил и вывернул ему руку. Легонько ударил в солнечное сплетение. Но этого хватило жениху, чтобы повалиться на ковровую дорожку.
- Ты что наделал? – Заорала каркающим голосом Сарит. – Ты же меня вдовой оставил! Ты знаешь, как долго я его уговаривала на мне жениться?! Был такой красивый здоровый жених, а ты все испортил! Сделал его инвалидом!
Сарит принялась бить Пола свадебным букетом.
Гости молчали опешив. Впервые Келлерман видел молчащих израильтян.
Внезапно Сарит замолчала. Внимательно посмотрела в лицо Полу:
- Слушай, а ты красавчик! Всегда хотела выйти замуж за ашкенази[9]. Говорят, от смешанных браков рождаются красивые дети. Хочешь на мне жениться вместо него? – Она указала рукой, в свадебной перчатке, на лежащего на полу Ицика.
Келлерман отрицательно покачал головой. Все происходящее казалось ему сумасшедшим театром. Он не понимал, как вообще с ним могло случиться такое. Как он позволил себя в это втянуть?
Разочарованная Сарит сняла с ноги туфлю, и направила ее на Келлермана, как пистолет.
Впервые в жизни, Пол решил спасаться бегством. А Сарит скакала за ним на одной ноге, путалась в юбках и размахивала свадебной туфлей. Она выкрикивала какие-то слова, видимо проклятья. Но у нее не было шансов догнать закаленного в погонях Келлермана.

Выскочив из кондиционированного помещения на улицу, Келлерман почувствовал, как в лицо ударила горяча жара. Яркий солнечный свет на миг ослепил глаза.
Келлерман посмотрел на часы, столько времени пропало впустую.
Он пытался стряхнуть с себя раздражение.
И тут на свою удачу, Пол увидел идущего ему прямо навстречу Линкольна Барроуза.
Келлерман приготовился долго его ждать. Он смог выяснить, что Линк доставляет и собирает мебель, работая в мебельном магазине в районе Алмазной Биржи.
Линк шел по улице, щурясь от яркого света, и насвистывал себе что-то под нос. Он, то ли не видел Келлермана из-за слепящего солнца, то ли просто не обратил внимание. Видимо, за последние месяцы он отвык оглядываться через спину.
Келлерман подскочил к Линку в один присест.
- Линкольн, друг, какая встреча! – Он обнял Линка, как родного. На улицах израильских городов Пол частенько видел, как обнимаются люди, радуясь встрече. Дуло пистолета уперлось Линку пол левое ребро.
- Есть разговор! И лучше не дергайся.
Линк от неожиданности удивленно таращился на Пола. Потом все-таки сообразил кто это.
- Чтоб тебя, Келлерман! Выскочил как черт из табакерки! Откуда ты вообще взялся? Все не можешь никак меня в покое оставить?
- За тобой должок! Я приехал забрать кое-что, что тебе не принадлежит.
- Ты это о чем? – Линк искренне не понимал.
Келлерман и Линк стояли на улице, обнявшись как два старых друга. А прямо на них несся жених Ицик, размахивая руками. Полу, человеку организованному и собранному, очень мешало, что израильтяне делают много лишних телодвижений.
- Ахи! Я женился! Куда же ты ушел, ахи? Пойдем праздновать мою свадьбу! Прости меня, ахи! Мой обкуренный родственник пошутил над тобой, а я не знал… Пойдем, ахи! Ты будешь моим самым дорогим гостем!
Пол в изнеможении закатил глаза. У него не было больше сил терпеть этого жениха. Сейчас он его пристрелит!
А жених тем временем продолжал:
- Это твой друг, ахи? Я его приглашаю тоже. Пойдем! – он обратился к Линку. – Друг моего брата – мой друг!
- Я – работа! Не могу!
Линк успел выучить несколько десятков слов на иврите, и пытался ими изъясняться. Линк не знал, и не догадываться какое отношение имеет этот очень израильский жених к агенту Полу Келлерману, и почему он называет его братом. Но может быть, если этот жених сможет утащить Келлермана, тот оставит его в покое. Хотя если Келлерман выследил его сегодня, значит, сможет и еще раз.
- Ты где работаешь? – Ицик не отставал.
Линк показал рукой в сторону магазина.
- В мебельном у Элиаса? Скажешь ему, что тебя Ицик Абутбуль пригласил на свадьбу! Он не будет на тебя сердиться.
Пол уже понял, что отделаться от назойливого жениха возможно лишь убив его. Ладно, он пойдет к нему на свадьбу, тем более, что Линк от него уже никуда не денется, так как пойдет с ним. К тому же жених обещал вкусный стол.
- Тов[10], ахи! Мы идем!
Ицик обрадовался прямо таки по-детски. Он взял Пола и Линка за руки. И они, как детишки в детском саду, вошли в зал торжеств.
А в зале гости уже толпились с тарелками вокруг шведского стола. Туда сразу направился и Келлерман. Так много вкусной экзотической еды: хумус, тхина, хацелим, матбуха, таджин, сосиски маргез, кускус, мясо разных видом на гриле. Пол хотел все попробовать.
А Линк хотел только забиться в какой-нибудь угол и не привлекать внимания. Он еще не успел переварить появление Келлермана, как попал на эту свадьбу.
К нему подошел какой-то парень в дешевом плохо сидящем костюме:
- Парень, а нельзя ли кондиционер усилить.
Он принял Линка, одетого в рабочие штаны и в пропотевшую и местами грязную футболку, за обслугу.
Мгновенно возле них появился жених Ицик:
- Ты что, Лиор! Это же мой гость!
Лиор переводил взгляд с жениха на Линка, и обратно.
- Он прямо с работы пришел ко мне свадьбу! Уважаемый человек – работает! Не то, что ты – сидишь на пособии.
Линк нашел столик в углу и присел возле него. Он достал мобильник, хотел позвонить Майклу, но из-за шума говорить было невозможно. Надо придумать, как отделаться от Келлермана. Может, он сам по себе отравится хумусом?
Мысли к Линку не шли, а вместо них пришла какая-то девица. Волосы такого же желтого цвета, как и у невесты. Из-под коротенькой юбочки торчали тощие ноги. На ногах и на руках черные точки – следы корней волос.
Она бесцеремонно уселась возле Линка.
- Ты друг Ицика?
Линк кивнул.
- А я кузина Сарит. Меня зовут Ревиталь.
Линк не ответил, рассчитывал на то, что Ревиталь уйдет, обидевшись на его невежливость. Но та и не собиралась.
- Вы давно дружите с Ициком?
- Не понимать.
Линк сделал еще одну попытку отделаться от кузины невесты.
- О! Ты не местный?
Линк отрицательно покачал головой.
- Как здорово, что евреи со всего мира приезжают на Святую Землю в Израиль!
- Я не еврей. Я – ирландец.
- Ты из Ирландии? Там тоже живут евреи? Как здорово! И как там в Ирландии?
- Я там не был.
- Что я тебя совсем не понимаю!
- Я имею маленький иврит. Вчера самолет Израиль. – Линк успел заметить, что после этой фразы израильтяне сразу от него отставали и больше ничего не спрашивали. Но это было до того, как он встретил Ревиталь.
- А! Все понятно! Хочешь танцевать?
Линк снова отрицательно покачал головой.
Но Ревиталь схватила его за руку и потащила на танцплощадку.
Музыканты играли Ору[11]. Ревиталь и Линк присоединись к хороводу. Ревиталь крепко держала его за руку, царапая ладонь наманикюренными ногтями такой длины, что позавидовала бы любая ведьма из низко бюджетного фильма ужасов.
Келлерман, угощающийся возле стола, то и дело поглядывал на Линка. А сейчас он вдруг увидел, что того нет за столиком. Неужели сбежал? Пол хотел было броситься к выходу, но прежде решил все же обследовать зал.
В хороводе танцующих, Келлерман заметил, как мелькает лысая голова Линка. Он стал пробираться к нему сквозь толпу. Пол налетал на гостей, они мешали ему, путались под ногами. Происходящее напоминало пробку на дороге, причем именно на израильской. Пол придерживал пистолет под пиджаком одной рукой. Может, придется воспользоваться. Кроме того, он не хотел, чтобы кто-нибудь из случайно налетевших на него гостей почувствовал, что он прячет под пиджаком оружие.
Келлерман присоединился к веселому хороводу, влез между Линком и Ревиталь. Она была очень недовольна.
- Надеюсь, ты не собираешься сбежать?
- Просто танцую!
Ора закончилась, заиграли медленный танец. Ревиталь бесцеремонно повисла у Линка на шее. А к Полу подошла Сарит:
- Хочешь потанцевать с невестой?
Пол кивнул. Он хотел остаться на танцплощадке, чтобы не выпускать Линка из виду.
- Зря ты не захотел на мне жениться. Это могла бы быть наша свадьба.
- У тебя хороший муж – Ицик.
- У меня есть возможность погулять сегодня в последний раз перед замужней жизнью. Понимаешь, о чем я?
- Я не хочу ссориться с Ициком.
- Пахдан[12]! – Это было самое страшное и несправедливое оскорбление, которое Келлерману довелось услышать в жизни.
Танец кончился, Пол подошел к Линку:
- Пойдем - поговорим! – Он указал рукой на столики.
- Только пойду, пиво возьму у бара.
Линк хотел выиграть время, чтобы попытаться собраться с мыслями. Может, удастся все-таки дозвониться Майклу. Кроме всего прочего, алкоголь его обычно успокаивал.
- Я тебя за столиком жду. Я тебя вижу, не пытайся сбежать!
- Достал уже. – Огрызнулся Линк.
Ревиталь стояла рядом и пританцовывала на своих тощих ногах. Ей даже не мешало, что мужчины разговаривают, не обращая на нее внимания.
- Я пойду в туалет.
«Чтоб ты там и осталась! – Подумал Линк. – И Келлермана с собой забери!».
Келлерман снова взял штурмом толпу гостей, пробился сквозь нее, и сел за столик в углу.
Подошел Линк с двумя бокалами пива. Один поставил на столик перед Полом.
- Я пиво не пью.
- Аристократ нашелся! – Линк отхлебнул пива. – Почему ты меня в покое не оставишь? Зачем я тебе понадобился, что ты приехал за мной в такую даль?
- Друг мой Линкольн, ты сам по себе мне глубоко неинтересен. Но мне нужна пленка!
- Какая?
- Линкольн, ты глуп, но не настолько. Ты знаешь, какая. Разговор Керолайн.
- А! Эта!
- Эта самая! И она мне нужна. Она мне очень нужна, раз я сюда за тобой приехал. Ты меня знаешь, Линк! Отдай пленку по-хорошему.
Подошла Ревиталь. Наклонилась к Линку, прикасаясь своей тощей грудью к его плечу, и открывая Полу весь вид своего небогатого декольте. Зашептала на ухо, но так громко, что и Пол слышал:
- Ты уже был в туалете? С ума сойти можно! Цветы, зеркала. Пойдем - покажу! – Она гладила Линка по руке.
- Ты – иди. Я – потом. Мы вместе – видеть не надо.
- О! Конечно! Ты такой умный!
Ревиталь уплыла в туалет, напевая песню: «Если я тебе дала, ну так что с того?»
Линк решил действовать. Несколько минут форы у него было.
- Давай так, Келлерман, я отдам тебе пленку, но ты сначала вытащишь меня из этого сумасшедшего дома! Мы договоримся, но не здесь.
Келлерман внимательно посмотрел на Линкольна. Этот простой искренний парень врать не умеет.
- Пошли!
Снова толпа гостей. Раздайся море! На танцплощадке Ицика и Сарит, сидящих на стульях, поднимали их друзья на вытянутых руках. Это должно было быть весело. Но Ицик был бледен, несмотря на смуглую кожу, а Сарит дико верещала. Жених и не заметил ухода дорогих гостей.
Проходя мимо шведского стола, на котором уже стояли десерты, Келлерман на несколько секунд замешкался. В нос ударил сладкий аромат теста, меда, орехов. Так захотелось попробовать этих экзотических восточных сладостей. Но времени уже не было. Линк спешил к выходу, спасаясь от Ревиталь.
Вышли на улицу. Уже стемнело, но все равно стояла влажная жара.
- Так, где пленка, Линк?
- Пленка у меня. Я отдам тебе ее завтра. Встретимся тут.
- Я же не идиот. Раз я тебя нашел – думаешь, отпущу?
- Я знаю, что не идиот. Нашел сегодня – найдешь и потом. Поэтому я сам принесу тебе завтра пленку.
Келлерман не хотел давать Линку времени до завтра. Вдруг тот решит скопировать пленку. Но с другой стороны, где гарантия, что он до сих пор этого не сделал.
На пороге появилась, цокая каблуками Ревиталь.
- Я тебя там жду, как дура, а ты покурить вышел!
- Вот черт! – Только и сказал Линк, и рванул от Зала Торжеств наперерез, через проезжую часть. Машины резко тормозили, и обалдело сигналили. На противоположном тротуаре Линк одним махом сиганул через кусты. А Келлерман гнался за ним, размахивая пистолетом, который уже успел достать из-под пиджака.


[1] Что еще?
[2] Брат мой!
[3] Ритуальный брачный договор
[4] 10 мужчин, которые обязательно должны присутствовать при молитвах и других ритуалах
[5] Небольшая ермолка, которую религиозные иудеи-мужчины носят постоянно. Нерелигиозные же надевают только при справлении ритуалов
[6] Ритуальный шатер над свадебным алтарем
[7] Святой в Духе Своем, иначе – Бог
[8] Жених
[9] Еврей европейского происхождения
[10] Хорошо
[11] Танец. Его танцуют хороводом на веселых торжествах
[12] Трус

Август 2008

@темы: Фанфикшен, Пол Келлерман, Побег, Линкольн Барроуз

Королева Дождей

главная